Покупка квартиры: мой опыт
Exspertiza.ru

Юридический портал

Покупка квартиры: мой опыт

Зато свое: владельцы квартир о том, как им удалось купить свою недвижимость

Рецепты читателей Т—Ж

Заработать на собственное жилье в России сложно, но можно.

Чтобы понять, как решают квартирный вопрос жители России, мы поговорили с читателями, которые приняли участие в дискуссии «Как купить свое жилье, если живешь в России?». Они рассказали о своем опыте покупки недвижимости от Свердловской области до Санкт-Петербурга.

«Мне нужно было еще 200 тысяч — в день сделки я решила снять их с двух кредитных карт»

Где: Балашиха, Московская область
Стоимость жилья: 3 700 000 Р
Статус: внесла последний платеж по ипотеке

После пяти лет жизни в общаге и еще нескольких в съемных квартирах, мне очень хотелось «свой дом» с красивой и удобной кухней. Еще сработала настройка, что в 30 лет надо бы уже иметь собственное жилье.

Копить я решила в 2010 году, когда моя зарплата достигла, как мне тогда казалось, достаточного уровня. Я получала 40 тысяч. Решила, что 10 тысяч буду откладывать. Открыла пополняемый депозит — сначала победил «Юникредит», потом перешла на дебетовые карты с процентом на остаток: сперва в « МТС -банк», потом в Тинькофф-банк. Я всегда любила иметь заначку, — видимо, сказались голодные студенческие времена — и сейчас у меня есть подушка безопасности, которая позволила бы год не работать, но жить в экономном режиме.

Еще случались премии, их я делила так: 30% тратила, радовала себя, остальное — на депозит. Жили мы тогда с подругой на съемной квартире, платила я 12 000 Р в месяц — немного, но в то время было ощутимо. Дальше дела пошли в гору, были повышения, зарплата росла. Еще я вела бюджет около года — пока копила, анализировала, куда и сколько трачу. Постепенно повысила минимальную месячную сумму отчислений на вклад до 35—40 тысяч. При этом бюджет «на жизнь» не увеличивала, только за счет премий.

Когда накопила около 800 000 Р , задумалась, где покупать квартиру. В итоге родилась стратегия покупки: купить однокомнатную квартиру в Московской области, с большой кухней (чтобы сделать из нее столовую или гостиную), от работы не больше 1—1,5 часа езды. Изначально проект был инвестиционный, квартиру мы хотели продать, поэтому дорогой ремонт не планировали.

Дальше уже начала подбирать объекты. Хотела в Железнодорожном около станции, но там был либо большой метраж однушек (55 м²), либо классические дома серии П-44 (39 м²), где кухня маловата. Финальный выбор пал на Балашиху: 4 км от Мкада, новостройка уже стояла, площадь 45 м², кухня 12 м². Победила планировка, в общем. Стоила квартира 3,7 млн. У меня был 1 млн. Рассматривала разные банки, в « ВТБ -24» была хорошая ставка 10,5%, но требовался первоначальный взнос более 60%. Еще бы миллиончик! Папа предложил дать в долг — уж не знаю, откуда у него эти деньги, тоже заначка была или сам взял кредит — я согласилась.

Когда мне на финальное согласование пришел договор от « ВТБ -24» со ставкой 8,9%, я чуть со стула не упала. Оказалось, что мой работодатель был корпоративным клиентом, — они сделали дополнительную скидку. При этом оказалось, что банк может дать только 1,5 млн, нужно было еще 200 тысяч. В день сделки я решила снять их с двух кредитных карт.

При снятии наличных с кредиток взимается комиссия, довольно высокая. Я осознанно шла на это, так как была уверена, что погашу долг без просрочек и не испорчу кредитную историю. Я знала, что практикую такое первый и последний раз в жизни, и сейчас не рекомендую так поступать кому-то другому. Комиссию за снятие отнесла к разовым издержкам, которые по сравнению с ожидаемым эффектом от покупки квартиры были нематериальны. Первые четыре месяца сверху наложилась задолженность по кредитным картам — это были самые тяжелые периоды.

Квартиру я покупала в июле 2012 года, а заселились мы в январе 2014, ждали, пока сдадут дом, делали ремонт. К тому времени я успела выйти замуж, у меня уже была пятимесячная дочка. Пока дом сдавался, снимали квартиру с мужем, тоже в Подмосковье. Выходило 20 тысяч в месяц, платил он. Ремонт делали на мое пособие по беременности и родам, это около 400 тысяч (к сумме, которую выплачивает ФСС , мой работодатель доплачивал до размера среднего заработка). Тогда я уже была в декрете, всю семью обеспечивал муж (его зарплата была около 90 тысяч со всеми премиями), а я платила только ипотеку из пособия и заначки — на 1,5 года декрета рисков неуплаты ипотеки не было.

Пока была в декрете, я училась и повышала квалификацию. Когда дочке было 1,5 года, вышла на работу, подняв зарплату сразу почти на 50%, до 120 тысяч — вместе с мужем мы уже зарабатывали около 250 тысяч. Этой прибавки как раз хватило на няню. Дальше все шло уже по накатанной, ипотечный платеж 26 800 Р стал частью ежемесячных расходов. Я к нему привыкла, урон семейному бюджету он не наносил. По мере роста зарплаты я отдавала долг папе.

Сейчас мы в этой квартире не живем, так как я работаю в другом городе. Пока дочка не пошла в школу, решили пожить не в Москве, как раз предложили работу. В целом зарплата ниже, чем в Москве, но бюджет не изменился за счет более низкого уровня расходов в регионе.

Сейчас моя квартира стоит 4,5—5 млн. Когда вернемся в Москву, планируем взять небольшую двушку — в первый взнос пойдет та самая инвестиционная квартира. А может, останемся в регионе, здесь жизнь тоже есть, но она сложнее. В любом случае, оглядываясь назад, с уверенностью могу сказать, что все сделала правильно. Прошла бы я по этому пути еще раз — однозначно, да. На мой взгляд, ипотека выгодна всегда, если банковские проценты ниже стоимости вашей текущей арендной платы.

ДомПять историй о том, как стать владельцем квартиры в Москве

The Village спросил тех, кто недавно купил или получил квартиру в Москве, как им это удалось

The Village продолжает неделю недвижимости. В течение пяти дней мы будем рассказывать о том, как найти в Москве жильё и помещение для бизнеса, какие ловушки подстерегают квартиросъёмщика в договоре аренды, научим отличать серии домов типовой застройки и разберёмся, как выбрать славного соседа по квартире. В этом выпуске — истории москвичей, которые стали владельцами квартир тем или иным способом.

Оглавление

5. Пять историй о том, как стать владельцем квартиры в Москве

Квартира в тихом районе

В Москву я переехал из Омска в 2010 году. О переезде думал курса с третьего, нужен был повод, и он нашёлся: я купил билет на концерт U2 в Москве и больше в Омск не вернулся.

Подавляющее большинство моих знакомых в Москве живут в съёмных квартирах, но я решил приобрести своё жильё. Трёхкомнатную квартиру в центре Омска я продал за 4,3 миллиона рублей. На такие деньги можно взять квартиру только в ближайшем Подмосковье, но я же переезжал в Москву, а не в Московскую область. К тому же я хотел, чтобы квартира была не однокомнатная — на случай если появится семья, — в тихом районе и недалеко от метро. Весной этого года квартиру, соответствующую таким условиям (я искал квартиры вверху оранжевой ветки метро и снизу зелёной), можно было купить где-то за 6−6,5 миллиона рублей. Мне пришлось взять ипотечный кредит примерно на два миллиона.

Я не понимаю, как люди берут ипотеку с нуля. Изучение графика выплат кредита, честное слово, поражает. Из 25 тысяч рублей, что я плачу ежемесячно, на погашение кредита идут только 4 тысячи. Остальное отправляется на погашение процентов. То есть задолженность перед банком уменьшается по чайной ложке. Хотя, казалось бы, 12 % годовых звучит не так страшно. Благо у меня есть ещё одна квартира в Омске, которую я сейчас продам и погашу ипотечный кредит. В противном случае я бы, конечно, заколебался выплачивать его 15 лет.

Покупка квартиры осуществляется через риелтора. Если нанимать его через агентство, услуги обойдутся в 150 тысяч рублей, зато большое агентство гарантирует, что вас не кинут. Часто с риелтором можно договориться о частном порядке оформления сделки, тогда его устроит гонорар в 80−100 тысяч рублей. Так мы и сделали с моим агентом.

Чтобы следовать моему примеру, нужно очень доверять риелтору: способов обмануть покупателя масса. Вам могут продать квартиру по договору, в котором стоимость недвижимости будет занижена в несколько раз, а остальные деньги будут прописаны в дополнительной расписке. Это делается для того, чтобы продавец, если он владеет квартирой меньше трёх лет, не платил налог с продажи. В какой-то момент продавец может попытаться расторгнуть сделку, вернуть себе квартиру, при этом деньги, прописанные в договоре, вам вернутся, а большую часть, указанную в расписке, суд может не признать. Мне, например, пробовали продать квартиру по доверенности — хозяйка вроде бы жила в Канаде, а её родственники-алкоголики говорили, что она просит их «выйти в кэш». Тут тоже крылась опасность: хозяйка может объявиться и расторгнуть сделку купли-продажи. Риелтор от таких неожиданностей меня уберёг.

Читать еще:  Как делить приватизированную квартиру при разводе?

В итоге я выбрал квартиру у метро «Кантемировская» — там спокойно и много рощ, очень уютно. Пока я жил в Москве на съёмных квартирах в центре, забыл, что люди могут сидеть и бухать на улицах. В центре такого не встретишь, а тут с самого утра люди за 40 садятся на лавочки и общаются под пиво и водочку. Такой уют спального райончика.

Марина

Квартира по договору ренты

Договор ренты обычно заключают пожилые люди, у которых нет родственников и которые нуждаются в денежных средствах в силу разных обстоятельств. После того как договор заключён, квартира переходит в собственность рентоплательщика, но пользоваться ей он не может — это называется «собственность с обременением». Как правило, договор действует с момента подписания и до смерти владельца недвижимости. Рентоплательщик имеет право на квартиру только в случае, если выполнит все условия договора с собственником. В противном случае он может лишиться всех средств, которые вкладывал в квартиру. Как правило, договор включает в себя оплату коммунальных услуг, оказание помощи людям, которые там живут, их похороны.

Иногда случается так, как в нашем случае: бабушка, с которой мы заключили договор десять лет назад, стала немного не в себе и, после того как дедушка умер, решила выйти замуж за первого встречного. В 80 лет она пошла на улицу, встретила там человека, привела к себе в квартиру, оформила на него доверенность, наследство, написала завещание. В суде стала говорить, что договор с нами недействительный, мы за ней плохо ухаживали и уделяли ей мало внимания. Она сказала, что новый дедушка обошёлся с ней по-доброму — целовал, обнимал. Получается, что я десять лет платила налоги и отвечала за квартиру, хотя воспользоваться ей не могла. Наши судебные тяжбы продолжаются уже год.

Очень часто суды становятся на сторону пожилых людей, которые приходят и говорят, что за ними плохо ухаживали, это вызывает сочувствие. Есть много нюансов, которые знают опытные юристы: какой бывает договор ренты — возмездный или безвозмездный, какие подводные камни в каждом случае. Если рента безвозмездная, это значит, что недвижимость достаётся рентоплательщику бесплатно, но ему приходится ежемесячно выплачивать рентные платежи. Их рассчитывают исходя из показателя МРОТ. Если рента возмездная, как у нас, и квартира не достаётся рентоплательщику бесплатно, к рентным платежам добавляется фиксированная сумма — дополнительная плата за будущее право распоряжаться недвижимостью.

Сейчас мы получили от суда вердикт: основания для расторжения ренты нет. Всё остаётся как было, но эти тяжбы несут за собой траты на юристов и адвокатов, а также большую нервотрёпку.

По своему опыту могу сказать, что договор ренты — очень рисковое дело. С одной стороны, по телевизору показывают сюжеты, как рентоплательщики не выдерживают и убивают стариков, чтобы получить квартиру. С другой — сами жильцы нередко симулируют болезни и притворяются, что скоро умрут, чтобы за ними ухаживали. Конечно, бывают и позитивные случаи — например, рентоплательщику могут сразу предложить въехать в квартиру и жить там. Этим пользуются, например, приезжие в Москве.

Квартира в Новой Москве

Мои родители начали копить мне на квартиру лет десять назад. Мы планировали сдавать её, так как я не собиралась переезжать из съёмной квартиры рядом с работой. Мои родители не миллионеры, мы искали доступное жильё. В 2012 году появилась территория Новой Москвы, и там за наши 6,5 миллиона рублей получалось купить квартиру площадью даже 100 квадратных метров. Риелтор предлагал нам варианты под ключ, с высоким потенциалом роста прибыльности.

Мы сразу отмели все квартиры в строящихся проектах: нам сказали, что это забава для терпеливых и при худшем раскладе заселения можно так и не дождаться. Потом мы отказались от больших проектов — это когда строят порядка сорока домов сразу: сделка с такими тоже может затянуться. Например, в Ближнем Переделкине сдачу последней очереди строительства отложили на несколько лет.

В результате мы выбрали двухкомнатную квартиру в Ново-Переделкине. Она находится в пяти минутах от станции «Переделкино», рядом три шоссе. Это новый район, так что в радиусе выстраивают всё необходимое: торговый центр, школу, больницу. Важным было и то, что это известный и надёжный застройщик.

Мы начали сдавать квартиру через три месяца после того, как её купили, за 35 тысяч рублей. Её цена уже сильно выросла — с 6,5 миллиона рублей в феврале 2013 года до 8 миллионов сейчас.

Кирилл

Квартира советской интеллигенции

Я старался выбрать квартиру с хорошей историей, мне хотелось, чтобы в доме была особая атмосфера. Изначально рассматривал Юго-Запад: там ещё силён дух интеллигенции 1980-х, хорошие школы в округе, и по цене это приемлемо. Риелтор мне был не нужен: они берут комиссию в сотни тысяч, а я сам мог подбирать квартиры по ЦИАНу и другим сайтам. Я нашёл юриста, который проверил документы за 15 тысяч рублей, а с владельцами квартир созванивался сам. Я просмотрел десятки предложений, в каждом случае читал про историю здания, находил список жильцов подъезда и анализировал их фамилии. Всего я побывал в трёх квартирах, последнюю купил.

Первой квартирой, куда я приехал, владела женщина с татарским именем — хвасталась, что над ней жила Марина Тарковская и вообще подъезд приличный. Квартира оказалась слишком маленькой, так что я решил посмотреть другие варианты.

Во второй меня встретил какой-то жлоб с цепью, он мне сразу не понравился. Хотя всё равно было заметно, что он не простой: черты лица выдавали хорошие корни. В квартире стоял огромный стеллаж с книгами, и я обратил внимание, что многие из них на польском. Позже удалось выяснить, что в ней жила Дарья Павлова-Сильванская, бывший главный редактор журнала «Лиза», а до этого — довольно известный журналист, который работал с польскими делегациями в России.

В третьей квартире меня встретила приятная пожилая пара с кошками. Я сразу купился на лежащие на диване машинописные свёртки с текстами Окуджавы и Галича, а также с нетленным хитом Константина Беляева про евреев — это примета времени. Над диваном висел ковёр, вокруг на полках ютились объективы 1920-х годов, запчасти неизвестного назначения, довоенные киноплёнки. Всё это завёрнуто, например, в газету с речью Молотова на юбилей Сталина или уложено в чайную банку времён трестов. На антресолях я нашёл пачку дореволюционных фотографий, которые еле им всучил. Напротив дома — 43-я школа — приятный бонус. Из соседей — с одной стороны женщина, которая уехала жить в Израиль, с другой — старичок-физик из Академии наук. Сказал, что живёт в доме с начала 1969-го, когда его только построили.

Георгий

Квартира в обмен на мемуары

В 1980-е мы познакомились с соседкой в доме на Тимирязевской. Её звали Стелла, она была хорошо известна в тесных кругах: в детстве попала в лагерь в Киргизию как дочь врага народа, в 1990-е поддерживала Ельцина, потом работала в «Мемориале» — в общем, занимала активную позицию. Наша квартира была на два этажа выше, и когда Стелла заболела, наша семья стала за ней ухаживать. В какой-то момент моя мама решила, что воспоминания Стеллы должны остаться на бумаге, и стала писать роман с её слов. За полгода до смерти Стелла сказала, что оставляет нам квартиру. Мы отказывались, но она настаивала, переписала завещание, и вместо родственников квартира попала к нам. Мама же пообещала выпустить книгу её мемуаров.

Квартира перешла в наследство маме и моему отчиму, но вскоре они её продали и купили дом в Здравнице, неподалёку от Одинцова. Теперь мама хочет продавать дом. За это время он очень вырос в цене: его покупали за 100 тысяч долларов, сейчас он стоит около 250 тысяч. Скорее всего, на эти деньги будем покупать недвижимость за границей.

Фотографии: Константин Митрохов

Скупой платит дважды. Доказано! История о том, как мы квартиру в Москве покупали

Покупка квартиры — сложный процесс, особенно, если жилье приобретается в крупном городе. Существует множество бюрократических проволочек, различных уловок, которыми пользуются продавцы недвижимости, и хорошо знакомы они только риелторам, работающим на рынке жилья. К сожалению, обычные люди, вынужденные экономить на всем, с покупкой квартиры пытаются справиться своими силами, что часто приводит к плачевному результату. Может, все-таки стоит обратиться к специалистам и заплатить им за услуги, когда совершаешь сделку с недвижимостью?

Читать еще:  Как оспорить дарение доли в квартире?

Сегодняшняя героиня журнала Reconomica , Юлия, сейчас живет вместе со своим мужем в Москве. Она хочет рассказать нашим читателям, как молодые люди покупали квартиру, чтобы переехать в этот чудесный город. Сразу скажем, путь этот был нелёгкий. Читайте!

Предыстория

Меня зовут Юлия. Сейчас я вместе со своим мужем живу в Москве.

Когда мы поженились, то стали жить вместе в квартире моего мужа, которая находится в Одинцово. Она досталась ему от бабушки по наследству. Это была двухкомнатная хрущёвка в убитом состоянии, набитая хламом до потолка. Если хлам мы разобрали, то на полноценный ремонт денег не было — на момент 2015 года туда нужно было вложить порядка 300-400 тыс. руб. Плюс постоянные перебои с водой, с которыми невозможно было бороться: трубы старые, напор на первом этаже хороший, а на четвёртом его практически нет. Постоянные протечки гнилого стояка, а ЖЭК только хомуты вешал на трубу. Денег тогда у нас было мало: муж зарабатывал 45 тыс. руб., из которых мы платили кредит за машину 15 тыс. руб., на остальное жили сами. Я не работала, т. к. училась, были мелкие заработки, но они уходили на коммуналку, которая стоила 4 тыс. руб.

Собираем вещи в старой квартире.

Мы пришли к выводу, что нужно покупать другую квартиру. Оценив состояние жилья, мы поняли, что если продадим свою двушку, то сможем купить только однокомнатную на окраине Одинцово. Поэтому эту идею мы отложили в долгий ящик. Последующие 3 года мы копили, откладывали каждую копеечку. Постепенно муж стал зарабатывать больше, да и мои заработки выросли.

Когда мы накопили 800 тыс. руб., мои родители предложили доложить ещё 600 тыс., чтобы мы перебрались в Москву. Посчитав, мы поняли, что укладываемся в сумму первоначального взноса для покупки трёшки в Москве.

Первые шаги к новой квартире

Мой муж давно являлся клиентом Альфа-Банка, к тому же там мы брали кредит на машину, поэтому выбрали именно этот банк. Ипотеку одобрили практически сразу, я стала созаёмщиком. Честно говоря, я думала, что одобрение – это самый тяжёлый этап, но как же я ошибалась.

Сами справимся

Сразу мы решили, что будем действовать без агента. «Мы, люди с высшим, не самым плохим образованием, квартиру не купим?» — наивно рассуждали, оценивая рынок недвижимости на Циане.

Одобрение банка мы получили в феврале, тогда же и подобрали несколько вариантов. Созвонились и договорились о встрече. Первая квартира стоила относительно недорого (8,1 млн руб.). Убитая, требующая ремонта, в которой жила бабушка с собачкой. К слову, собачка делала кучки по углам прямо при нас.

Потом мы поехали смотреть квартиру в Выхино, а пока ехали, созвонились ещё раз с риелтором, который сказал, что одна из хозяек стоит на учёте в ПНД, поэтому квартира дешёвая. Мы сразу отказались.

Затем была череда квартир, которые нам просто не нравились: убитый ремонт, прокуренное помещение, бывшие супруги, которые не хотят видеть друг друга, поэтому «можно как-то в банке договориться, чтобы сделка была сначала с одним, а потом с другим», авансы по 100 тыс. руб., «у нас тут бабушка скончалась, но ничего, уберётесь» и прочие прелести. В общем, чего только не насмотрелись.

Новая “фишка” риелторов

Через две недели, вроде как, нашли идеальный вариант: трёшка, 63 кв. м, на первом этаже, хороший ремонт, в собственности больше пяти лет, 7,1 млн руб. После выхода из квартиры мы решили, что будем брать именно её, смутило только то, что на эту квартиру уже претендовали несколько человек, и нам сказали: «Ну вы накиньте ещё тысяч 200, чтобы мы точно знали, что вы будете брать».

Как потом нам рассказали, это новая «фишка» риелторов – ставится цена на квартиру заведомо ниже рыночной, несколько покупателей на неё претендуют и разыгрывается аукцион. Соответственно, кто больше даст, тот и купит, но есть один нюанс: итоговая цена определена заранее, и она выше рыночной.

Например, риелтор этой квартиры планировала продать объект не менее, чем за 9 млн руб., если никто не готов дать такие деньги, то аукцион считается не состоявшимся. Потенциальному покупателю говорят: «Хозяева не захотели продавать». Собственно, так нам и сказали. Конечно, мы очень расстроились, но делать было нечего. Искали дальше.

Борьба с бюрократией, или как обмануть систему

Следующий месяц мы активно ходили по объявлениям. Особенно мне запомнились четыре квартиры:

  1. В первой проживали квартиросъёмщики. Хозяйка сказала: «Они вам сами всё покажут». Когда мы пришли по адресу, одна из квартиросъёмщиц отдала ключ через окно, благо первый этаж. При осмотре квартиры, соответственно, никто не мог ответить на интересующие вопросы, а одна из женщин вообще сказала: «На балкон не ходите, там мои вещи сушатся».
  2. Во втором случае мы наткнулись на самозахват. Объект был в собственности около 25 лет — первый этаж, квартира находилась в углу, дверь под лестницей, тамбур на одну квартиру, так что хозяева просто снесли дверь, сделав основной дверь в тамбур. Не знаю, на что они рассчитывали, т. к. по телефону мы сразу сказали риелтору, что у нас ипотека. А при ипотеке банк требует отчёт по квартире: приходит фотограф из оценочной компании, делает снимки, затем оценщики составляют отчёт и отправляют в банк.
  3. В третьем случае мы имели дело с семьёй, в которой четверо маленьких детей, жена беременна пятым, при покупке объекта использовали материнский капитал. То есть все дети — собственники равных долей, поэтому продажа возможна только после одобрения опеки. К тому же сделка была альтернативной, т. е. они должны были подобрать подходящий вариант и состыковаться с покупателями. Ждали мы их долго, около месяца, но так и не дождались, истекал срок одобрения ипотеки.
  4. Этот случай оказался самым запоминающимся, тяжёлым и непонятным.

Переезд — дело непростое.

Самый сложный случай

Подобрали квартиру, которая устраивала и по состоянию, и по цене. Женщина, 58 лет, продавала квартиру, чтобы переехать в однокомнатную, а остаток отдать сыну, чтобы он погасил свою ипотеку.

Проблема была в том, что у неё были суды с бывшими мужьями, но риелтор показал нам все бумаги, где сказано, что всё разрешилось.

Квартира была в среднем состоянии, 60 кв. м, первый этаж, 9,1 млн руб. Мы подписали договор об авансе и сразу сказали, что собираемся оформлять договор купли-продажи только через нотариуса. Затем мы заплатили 30 тыс. руб. аванса, и риелтор приступил к оформлению документов. На этапе подготовки нотариального заверения контора заказала расширенную выписку из ЕГРН, в которой было указано, что квартиру запрещено продавать по документам из суда. Мы начали разбираться, ходили в центральный офис ЕГРН вместе с хозяйкой, но проблема не решалась. Девочки в этом офисе не могли ничего сделать, разводили руками и говорили: «Пишите заявление, в течение 30 дней будет проведена проверка и что-нибудь сделают». Оказалось, когда у нашей хозяйки закончились суды, в базе ЕГРН был крупный сбой, и люди по всей стране не могли оформить собственность в течение двух месяцев, поэтому данные не обновили. У хозяйки была подобрана альтернатива, но те хозяева уехали в отпуск, поэтому было время что-то решить. Уточню, это был уже май.

Я была вымотана, т. к. постоянно читала литературу по вопросам покупки квартиры: всё написано, кажется, что купить легко, но по факту — столько нюансов, что купить квартиру в Москве без агента практически нереально.

Ничего не решилось ни через две, ни через три недели. Пришёл ответ из ЕГРН, что всё оформлено правильно. Хозяева альтернативы отказались ждать и не вернули аванс, т. к. сделка не была проведена в срок по вине нашей хозяйки. Но и нам хозяйка не вернула деньги. Со своим риелтором она поругалась, как он нам сказал, и заблокировала его. В итоге мы потеряли деньги за аванс, ещё и оплатили 8 тыс. руб. за услуги оценщика.

Финишная прямая

Когда мне всё это надоело, в конце июня мы решили с мужем нанять агента. Ему на работе посоветовали отличный вариант. Агент сделала скидку. Её помощник созвонился с нами и узнал, какие варианты нас интересуют. Далее подбором занимался он, скидывал варианты в Whats App, проверял юридическую чистоту квартиры. Наступил июль, и наше одобрение истекло, требовалось новое. Агент помогла и тут, каким-то образом с её помощью нам одобрили в течение суток.

Один из вариантов нас заинтересовал особенно: трёхкомнатная квартира, 60 кв. м, хороший ремонт, 5 этаж, 15 минут пешком до метро, рядом крупный ТЦ, площадки, сады, школы, развитая инфраструктура, цена 9,7 млн руб.

Цена была для нас слишком высокая, но перед первым просмотром хозяева снизили до 9,3 млн руб., а когда мы приехали туда, наш агент снизила цену до 8,7 млн руб. Мы сразу же отдали аванс и стали ждать.

Кухня в новой квартире.

Оформление сделки

Основная хозяйка должна была вернуться из отпуска в конце июля, а мы должны были уехать 17 августа, но агент сказала, что мы ей не нужны, всё сделает сама. В итоге на сделку мы вышли 15 августа, всё подписали, потом поехали к нотариусу и там подписали все бумаги. Нотариус сам отправил бумаги для оформления купли-продажи, а пока мы были в отпуске, агент получила готовые документы.

Читать еще:  Что нельзя делать при перепланировке квартиры?

В конце августа мы вернулись из отпуска, забрали документы у агента и отдали ей 200 тыс. руб. — это небольшая сумма за составление всех договоров с банком, оформление ячеек, проверку документации в банке в день сделки и у нотариуса. Мы даже ни разу больше не разговаривали с хозяевами до дня сделки. По договору на физическое освобождение квартиры отводился 21 день со дня регистрации права собственности, т. к. хозяева покупали себе квартиру. В итоге освободили они её в самый последний день, 11 сентября, после того как наш агент напомнила им.

В день получения ключей я с ужасом поняла, что квартира абсолютно пустая: не было ни одного предмета мебели, даже все люстры сняты. Стояла только встроенная кухня, сантехника на месте, два встроенных старых шкафа и сломанное пианино.

Хотя в личной беседе они говорили, что что-то оставят. Но сейчас я понимаю, что это неважно, лучше купить новое, чем пользоваться совсем старыми вещами.

Переезд и обоснование на новой квартире

За несколько дней мы умудрились собрать почти все вещи, кроме мебели. Заказали машину с грузчиками (очень хорошая компания “Центр-Переезд”), погрузили стол, маленький диван, два стеллажа, компьютерные стулья, технику, книги (больше 150 кг), посуду, тренажёр — это стоило 9 400. Мужчины всё аккуратно загрузили и повезли на нужный адрес. Мы вызвали себе такси, которое стоило 2 тыс. руб., т. к. везли котов, и тоже поехали по адресу. На месте мы встретили груз, расплатились с грузчиками и легли спать на свой диван.

Следующие выходные нам привозили мебель и технику, которую мы заказали накануне: кровать, шкаф в спальню, компьютерный стол, стенку, диван в зал, обувницу, вешалку, комод, кухонный стол и стулья, холодильник и стиральную машину. Ещё неделю мы разбирали вещи и обживались на новом месте.

Ещё неделю мы разбирали вещи и обживались на новом месте.

Если подсчитать наши затраты, то получится:

  • аванс за первую квартиру — 30 тыс. руб.;
  • оценка первой квартиры — 8 тыс. руб.;
  • оценка второй квартиры – 5 тыс. руб. (агент добилась скидки для нас);
  • первоначальный взнос (включен аванс за вторую квартиру) – 1,35 млн руб.;
  • переезд – 9,4 тыс. руб.;
  • мебель и техника в новую квартиру – около 200 тыс. руб.;
  • услуги нотариуса – 32 тыс. руб.;
  • услуги агента – 200 тыс. руб.

Итого: 1 802 432 тыс. руб. и почти полгода от момента одобрения ипотеки до новоселья. Это очень грубая цифра, т. к. не учтены расходы на проезд, таблетки для крепких нервов, вывоз старого пианино, который стоил 5 тыс. руб.

Мой совет тем, кто хочет купить квартиру: в городах поменьше можно попробовать купить без агента, но в Москве и подобных городах – нет. Не скупитесь на агента, скупой платит дважды! Ну и крепких нервов в таком нелёгком деле!

Как я покупала квартиру в Подмосковье: личный опыт. Часть 1

Таких, как я, тысячи. Мне 31, я живу в Москве на съемной квартире и хочу купить квартиру недалеко от метро.

— Мало денег — покупай на старте продаж.

— Полную настоящую цену узнаешь только в офисе.

— Иногда купить квартиру в новостройке напрямую у застройщика невозможно: он работает через риелторов и никак иначе.

В июне 2015-го появилась новость о том, что государственных субсидий на ипотеку для покупки квартир в новостройках со ставкой до 12% хватит максимум до конца лета. И, кажется, именно эта новость окончательно подтолкнула меня к решению покупать наконец-таки квартиру в строящемся доме.

Первое, что я сделала, — открыла ипотечный калькулятор и посчитала, на какую сумму могу реально взять кредит. Прикинула, какой максимальный ежемесячный платеж я потяну (до 30 тысяч) и на какой общий бюджет для покупки квартиры итоге могу претендовать.

Что меня еще волновало, так это на какую сумму банки мне вообще готовы дать кредит? Где-то я вычитала, что ежемесячные платежи по расчетам банка не должны превышать 40% от подтвержденных «чистых» доходов. На практике кажется, это не так: при чистом подтвержденном доходе меньше 65 тысяч в месяц банки говорили о том, что лимит кредита для меня – 4 млн рублей.

В общем, я решила, что при первоначальном взносе 1,8—1,9 млн, которые были в моей семье на покупку жилья, ставке 12% (на большую я не была морально готова) и сроке 15-20 лет я хотела бы купить квартиру по цене до 4,1 млн.

Цена была принципиальна. Пожалуй, она значила больше, чем все остальные критерии, вместе взятые. И я стала мониторить новостройки на окраинах Москвы и ближайшем Подмосковье.

На самом деле была еще одна объективная причина, почему я подорвалась брать ипотеку именно летом 2015-го. Весной открылись продажи в трех, кажется, новых ЖК эконом- и комфорт-класса в Павшинской пойме. К которой, при всех ее недостатках, я отношусь с нежностью: из-за расположения на Северо-Западе, из-за реки, а еще из-за какой-никакой, а возможности дойти пешком до метро (даже самый дальний из строящихся в пойме ЖК, кажется «Тетрис», находится минутах в 40 ходьбы от станции «Мякинино»).

В 2015-м объявили о строительстве финальной, третьей очереди ЖК «Спасский мост» в 15 (!) минутах пешком от метро. В двух словах о достоинствах: старт продаж, цены от 3,7—4 млн, метраж однушек не несчастных 23, а целых 37, 38, 40 кв. метров. В трех словах о недостатках: сдача по проектной декларации в 3-м квартале 2018 года (через три с лишним года!), квартиры без отделки, проводки, без внутренних стен. А значит, перспектива вложить еще миллион и дополнительные несколько месяцев до переезда.

К лету ЖК аккредитовали несколько банков, а с «Дельтакредитом» у застройщика были специальные договоренности: банк оформлял ипотеку под значительно более низкий процент (9,5%?), но эта ипотека рассчитывалась на сумму без скидки. Скидка при покупке со стопроцентной оплатой равнялась 10%, при оформлении ипотеки – 8%. Продавцы указывали на сайтах, конечно же, суммы с 10-процентной скидкой, так что настоящую цену я могла подсчитать лишь примерно.

И я решила разобраться сразу на стройке. ЖК «Спасский мост» продают две компании: «ТриумфГрадъ» и «Проектсервис». Я не стала вдаваться в подробности, позвонила представителю на объекте и попала в «Триумфградъ» – в конце концов, я просто хотела посмотреть площадку, узнать настоящие цены. С Дмитрием мы договорились о времени, я подъехала в субботу днем. Действительно, новостройка находится близко: от Москвы, реки, метро, от Волоколамки (окна корпусов второй очереди выходят прямо на шоссе), от соседних высоток (все Павшино плотно застроено многоэтажками, свободного места нет ни для парковок, ни для лишней аллеи, ни для скверов, а девелоперы продолжают выжимать последние капли из принадлежащей им земли).

Итак, уже через две минуты после съезда с Волоколамки мы припарковались и беседовали с Дмитрием из «Триумфграда». Принципиально важной новостью стали сроки: хотя в проектной декларации указан срок сдачи 3-й квартал 2018 года, в договоре значится 31 августа 2019 года – все из-за кризиса. При таком раскладе застройщик может принять изменения к проектной декларации и спокойно сдавать новостройку на год позже, а я смогу предъявить ему претензии, только если он затянет сроки до сентября 2019-го.

Мы обсудили квартиры, Дмитрий назвал полные цены, которые включают дополнительные 1,5% — формально это плата за услуги по госрегистрации ДДУ и ипотечного договора при покупке и регистрации права собственности после сдачи ЖК. Подвох в том, что отказаться от этой услуги невозможно. Более того: платной регистрацией документов занимается даже не риелтор, а компания, принадлежащая застройщику, то есть сам девелопер «состригает» лишние 1,5% от стоимости квартиры, а риелторы — что «Триумфградъ», что «Проектсервис» — только транслируют его условия покупателю. При этом сам застройщик «ОблТоргУниверсал» продажами не занимается.

Менеджер очень хотел, чтобы я оформила бронь на квартиру (в целом я склонялась к двум вариантам), и ее сняли бы с продажи. Но в тот момент я не была готова на бронь, осмотрела окрестности и уехала.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector